×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 344
Среда, 15 мая 2019 07:08

Кризис для власти страшнее Рахата

>Имя советника президента Казахстана по политическим вопросам, а в недавнем прошлом министра культуры и информации вновь на слуху. На минувшей неделе республиканский Счетный комитет опубликовал информацию, согласно которой начиная с 2005 года Минкультуры и информации использовало выделенные бюджетные средства не по назначению. Речь идет почти о 2 миллиардах тенге – сумма по нынешним временам внушительная.

Но согласитесь, что вряд ли столь впечатляющие растраты могли пройти мимо руководителя ведомства. Если сам руку не приложил, то уж точно знал! Об этом, а заодно и о межэлитных войнах, в которых якобы замешан непосредственный начальник г-на советника — руководитель президентской администрации, мы решили прямо спросить Ермухамета Ертысбаева.

«Щательнее» надо, ребята!

- Ермухамет Кабидинович, только-только начался новый, 2009 год, а уже страну сотрясает один скандал за другим. В центре одного из них замечены и Вы. Я имею в виду информацию от Счетного комитета. Что это, продолжение старых «песен» или что-то уже из новой «оперы»?

- А что вы имеете в виду? Конкретно?

- Конкретно? Хорошо. Возьмем, к примеру, известную статью «Где деньги, Соловей?» в газете «Время».

- Я не инкассатором работал. Все денежные средства, выделенные из государственного бюджета, мы тут же отправляли прямыми траншами в театры, библиотеки, музеи, архивы и в другие объекты культуры. Были финансовые нарушения, о которых я докладывал на коллегиях министерства в 2006 — 2007 годах. Одних нерадивых руководителей мы снимали с работы. По некоторым, наиболее «отличившимся», материалы были переданы в органы прокуратуры и финансовой полиции.

И потом, прямое хищение денежных средств — это одно. По этим фактам занимались правоохранительные органы, та же финансовая полиция. Суммы небольшие, но неприятно. Нецелевое использование — это совсем другое. Эти средства не пропали. Скажем, театр использовал деньги, предназначенные на ремонт, на закупку театральных реквизитов. Или, скажем, перерасход денег филармонии на зарубежных гастролях. Такие факты действительно имели место.

- Но, надо полагать, финансовые документы Вы лично подписывали? Были разговоры и о том, что возглавляли тендерную комиссию...

- Может быть, я «открою Америку» некоторым бойким журналистам, если напомню, что согласно административной реформе, которая действует уже полтора года, за расходование бюджета министерства персонально отвечает не министр, а ответственный секретарь. Министр также не имеет права быть членом каких-либо тендерных комиссий, тем более возглавлять эти комиссии. Не следует путать министерства, к примеру, с нацкомпаниями или частным бизнесом, где вся полнота ответственности за деятельность компании, в том числе и финансово-хозяйственную, лежит на первом руководителе.

Министр выполняет несколько иные функции: участвует в выработке стратегии, представляет министерство в правительстве, в Мажилисе и Сенате, в Администрации президента, выполняет многочисленные представительские функции, курирует законодательную и нормативно-правовую деятельность, международные взаимоотношения по культурному и информационному блоку.

- А что скажете на обвинение со стороны журналистов в том, что деньги, предназначенные для программы «Культурное наследие», уходят в песок?

- По-видимому, эти журналисты — большие оригиналы, поскольку высказывают точку зрения диаметрально противоположную той высокой оценке, которая была мне дана главой государства еще в феврале 2007 года во Дворце мира и согласия, когда были подведены итоги программы «Культурное наследие». Абсолютно все средства, выделенные на реализацию этой программы, израсходованы по назначению.

- Кстати, а правда, что оцифровка одной книги по программе электронной библиотеки стоит 300 тысяч тенге? Неужели так дорого? Или были задействованы какие-то особые технологии?

- Это взято с потолка! В той статье откуда-то взята цифра в 600 миллионов тенге, потом делится на 2 тысячи книг и получается заветное число в 300 тысяч. Таким образом демонстрируется блестящее владение арифметикой за второй класс средней школы — браво! Но достаточно ли этих знаний, скажем, журналисту того же издания, претендующего на лидирующее место в числе казахстанских СМИ? Любой человек, знакомый с бизнес-процессами, знает, что прежде чем произвести продукцию, необходимо купить технику и обучить работе с ней свой персонал, что себестоимость продукции зависит от величины постоянного и переменного капитала, и правила арифметики здесь уже не работают. Журналисту явно необходимо поработать над собой. «Щательнее» надо, ребята!

- А что скажете про 87 миллионов тенге, которые были заплачены без каких-либо нормативных документов зарубежным актерам, приехавшим на Евразийский кинофестиваль? Хорошая сумма, надо заметить.

- Строго говоря, организацией кинофестиваля занимался «Казахфильм». В качестве реплики могу сказать, что, действительно, еще не разработаны нормативы на Софи Марсо и Жерара Депардье. Если Счетный комитет или газета «Время» смогут разработать такой документ, в котором четко будет прописано, какой «звезде» и сколько платить, то тогда можно предметно говорить.

- Позвольте, но и Вы «в культуру не вникаете»! То не я говорю, это слова Вашего бывшего советника.

- Я вообще не знаю ни одного человека во всемирной истории, который смог бы масштабно и всесторонне вникнуть во все вопросы культуры. А впрочем, ошибаюсь. Один был — Иосиф Виссарионович Сталин. Он считал себя специалистом абсолютно по всем направлениям культуры. Однажды после концерта он сказал знаменитой певице 30-х годов Наталье Шпиллер: «У вас плохо получается верхнее «до». Вам надо поработать над верхним «до».

Не знаю, как отдельные функционеры от культуры, но думаю, что сами деятели культуры вряд ли соскучились по «пристальному» вниманию к их деятельности со стороны госорганов. А если серьезно, то какая главная задача правительства? Создать условия для экономического развития. Какая главная задача министра культуры? Создать условия для развития культуры.

Когда я пришел в министерство, бюджет составлял 24 миллиарда тенге. За два года мы довели бюджет до 52 миллиардов. Если другие министерства и ведомства смогли увеличить на 5 — 7, от силы на 10 процентов, то МКИ — на 100 с лишним процентов. При этом мы стремились формировать бюджет, ориентированный на конкретный результат. Но культура же — это не производство. Не говоря о том, что восприятие искусства всегда индивидуально.

Министерством был разработан и проведен через парламент закон «О культуре», в котором мы зафиксировали перманентное обязательство государства финансировать отрасль культуры. Принят важный закон об историко-культурном наследии, приняты несколько десятков нормативно-правовых актов, которые позволят к 2011 году работникам сферы культуры догнать по уровню зарплаты работников образования и здравоохранения.

- Знаете, у меня высшее художественное образование. Так вот, в законе «О культуре» я что-то не заметил и слова о художниках, поэтах, писателях...

- Чехову, Модильяни, Бродскому, Мухтару Ауэзову вообще не нужен был никакой закон о культуре. Талант — это от бога. Один открывает теорию относительности, другой умеет шевелить ушами. К сожалению, в сфере культуры и искусства подвизалось много таких, которые просто могут шевелить ушами. И требуют постоянной финансовой поддержки со стороны государства.

Мусин Утемуратова не ел

- А как Вы вообще реагируете на критику, на обвинения в свой адрес?

- Да, приходится говорить о низком уровне полемики в казахстанских СМИ. С другой стороны, я рад, что мы дожили до такого времени, когда можем открыто говорить в прессе все, что думаем.

- А у Вас, случаем, не возникает ощущения, что в стране начались так называемые информационные войны? Вот и в нашей газете появилась одна статья, в которой автор, видимо, скрывающийся под псевдонимом, высказал версию, что Булата Утемуратова «съел» тандем групп Масимова и Кулибаева при помощи Аслана Мусина. Давайте честно, в стране есть группы влияния или нет? Если да, то какая из них ныне самая влиятельная?

- Реально самой влиятельной до недавнего времени была группа Рахата Алиева. Эта группа имела не только большие деньги, но и монополию в электронных СМИ, включая приемо-передающий сигнал Казтелерадио. Эта группа имела своих людей во многих министерствах и ведомствах. Да что там! Эта группа имела свою политическую партию и реально готовилась к захвату власти в стране.

Другие элитные группы, если и существуют, то не заслуживают внимания для детального анализа по одной простой причине: они не имеют и сотой доли того влияния, которую имела группа Рахата Алиева. Вообразите себе только: уже полтора года как в стране нет Рахата Алиева, а в органах безопасности выявили сотню сотрудников, которые продолжали так или иначе на него работать!

Все разговоры о том, что «Утемуратова съел тандем Масимова — Кулибаева», да еще при помощи Аслана Мусина, абсолютно надуманны и не соответствуют действительности. Неужели вы, положа руку на сердце, можете самым серьезным образом утверждать, что кто-то в нашей стране может диктовать условия президенту в кадровой политике? Диктовать главе государства, кто должен быть управляющим делами Администрации президента?

- Почему бы и нет. У Вас есть своя версия?

- Да ларчик просто открывается! Утемуратов еще два года назад хотел уйти с государственной службы. Да, работать рядом с первым президентом страны Нурсултаном Назарбаевым — это почетно и престижно, интересно и содержательно. Но это еще и невероятно трудная, изнуряющая работа — быть ежедневно рядом, сопровождать главу государства в многочисленных зарубежных визитах, обеспечивать ежедневно и ежечасно деятельность главы государства.

Не думаю, что между Масимовым и Кулибаевым с одной стороны и Утемуратовым с другой существуют какие-либо непримиримые противоречия. Но я понимаю и вас, газетчиков. Вам нужны постоянно сенсации и жареные факты. Пишите, бога ради, только не выдумывайте. А впрочем, у нас не только свобода слова, но и свобода творчества зафиксированы в Конституции. Я думаю, что каждый журналист должен основательно подумать: быть работником «желтой» прессы или служить в серьезной, респектабельной и статусной газете.

- Но если информацию от «Ак орды» приходится чуть ли не клещами вытаскивать, что делать прикажете? Отсюда и популярность слухов и предположений.  Кстати, была ли в реальности встреча руководителя администрации и госпожи Ергалиевой?

- Никакой встречи в реальности не было. Но Мусин готов встретиться с тем или иным редактором газеты, если у руководителя администрации выпадет свободное время. Еще раз хочу напомнить всем работникам пера: надо доводить до населения объективную и достоверную информацию. Ну, сами подумайте. Допустим, встретились Мусин и Ергалиева. Да тут же об этом вся страна узнала бы.

- Это почему?

- Потому что женщины умеют хранить тайны. Но сообща.

- А еще недавно суд присудил газете «Тасжарган» выплатить депутату Ромину Мадинову три миллиона тенге за оскорбление...

- Ну что можно сказать? В англоязычных странах существует прецедентное право. Тот или иной судебный прецедент становится обязательным для последующих судебных процессов, если таковые появятся. Наверное, нам тоже надо внедрять прецедентное право. Скажем, «мерзавец, аферист и мошенник» обойдется в 5 тысяч тенге. А «бедный латифундист» — в 3 миллиона тенге...

Выборов не будет, но...

- Хотелось еще и о делах правительственных поговорить. Например, о Кариме Масимове. Такое впечатление, что он прямо-таки рекорды бьет по времени пребывания на посту премьера. Причем все говорят, что его вот-вот снимут, и эти разговоры длятся не первый месяц, а он все сидит и сидит... Не странно ли?

- Рекорд принадлежит Даниалу Ахметову — он проработал на должности премьер-министра три года и семь месяцев. По три года проработали Терещенко и Кажегельдин. А Масимов всего два года в этой должности. Его премьерство выпало на время мирового финансового кризиса. Сейчас правительству сложно работать: последствия мирового финансового кризиса оказались более негативными, чем мы ожидали.

- С этим понятно, вернемся снова к «информационным войнам». Принято считать, что если они начинаются, значит, выборам быть. А что? Соответствующие поправки приняты, да и перед председательствованием в ОБСЕ надо бы достойно выглядеть. Правда, в условиях кризиса проводить выборы — сродни самоубийству, но все же... Может, дату назовете?

- Глава государства уже четко обозначил этот вопрос: никаких досрочных выборов не будет. Он не видит ни правовых, ни политических причин для этого.

Теперь просто поразмышляем. Действительно, в нынешних условиях идти на выборы для партии власти весьма рискованно. Хотя «Нур Отан» опять же победит — слишком слабые и неорганизованные соперники. Но вот что будет через два или три года? Если кризис будет углубляться и рецессия в экономике станет перманентной, не спишет ли все общественное мнение весь негатив на партию власти? Есть проблема.

- Да, кстати, в той статье, о которой я уже упоминал, автор предполагает, что Аслану Мусину поручено с Рахатом Алиевым договориться, как с главной головной болью «Ак орды». Если да, то почему ему? И, кстати, может, уже получилось? Ведь, как ни крути, а уже больше месяца из Вены ничего не появляется...

- Извините, но вопрос некорректный, мягко говоря. Алиев осужден и обвиняется в конкретных преступлениях, в том числе и антигосударственного характера. Никто с ним договариваться о чем-либо не собирается. С чего вы взяли, что он является «главной болью «Ак орды»? Чепуха все это. Главная боль — как не допустить роста безработицы и остановки производства. Почему так получилось, что продукция цветной и черной металлургии никому не нужна сейчас в мире? Почему резко упали цены на нефть? Возможна ли резкая девальвация тенге? И так далее!

Сейчас администрация президента, правительство и парламент работают в одном режиме, пытаясь разрешить весь этот клубок проблем. Если все время настраиваться на негатив и списывать все на мировой кризис, то можно попасть в еще более худшее положение. Но если даже в этих неблагоприятных условиях настраиваться на то, чтобы преодолеть кризис, то можно с честью выйти даже из такой ситуации.

Президент США Рузвельт в 1933 году на своей инаугурации, когда вся страна уже четыре года была измождена Великой депрессией, призывал американский народ к единению и поддержке руководства: «Единственное, чего нам следует бояться, это страха — отчаянного, безрассудного, неоправданного ужаса, который парализует усилия, необходимые для превращения отступления в наступление. Всякий раз в мрачный час нашей национальной жизни откровенное и энергичное руководство встречало то самое понимание и поддержку народа, которые требуются для победы. Я убежден, что в эти критические дни вы вновь окажете руководству такую поддержку».

- А что с Нуртаем Абыкаевым? Он же тоже упоминается в той самой статье. Вроде бы он сейчас на политическом поле даже не светится. Что-то случилось?

- Да ничего не случилось! Абыкаев работает первым вице-министром иностранных дел. Еще раз вам скажу: я понимаю вас, журналистов. Вам непременно нужны интриги, межэлитные войны, информационные наезды. Вы не должны оставлять общество в состоянии покоя — это ваше кредо. Но согласитесь, что искусственные «сенсации» больше вредят. Люди перестают верить СМИ, перестают читать газеты и больше начинают доверять слухам.

- Еще раз повторюсь — что делать, если власть не дает нам этой самой объективной и достоверной информации? Взять то же дело Буркитбаева, в чем его обвиняют? Ходят слухи, что в шпионаже. Так ли это?

- Вряд ли. Буркитбаев на Штирлица не похож. Насколько мне известно, ему предъявили конкретные обвинения по финансовым делам. Вообще, пока идет следствие и суд, не хочу давать каких-либо комментариев. Тем более я не владею точной информацией.

- Но Вы же владели точной информацией, когда работали министром, а Буркитбаев был помощником президента, затем возглавлял «Самгау». Кстати, говорят, что именно Буркитбаев был инициатором обмена 28 процентов акций Казтелерадио на 14 гектаров земли в центре Алматы. Или как?

- Я выступал категорически против этого. Поставил свою подпись «Против» на протоколе заседания совета директоров «Самгау».

- Интересно, а президент нынче принимает участие в управлении государства на уровне антикризисных решений? Или «рулят» Масимов с Келимбетовым, соответственно, им и придется за все отвечать?

- Антикризисные меры, которые предпринял президент с осени прошлого года, — самые впечатляющие из всех мер, которые предприняли руководители государств на евразийском пространстве. Я часто вижу премьер-министра и вице-премьеров, других членов правительства, банкиров, руководителей финансовых институтов в «Ак орде». Насколько мне известно, президент самым внимательным образом держит руку на пульсе экономических и финансовых проблем. И это понятно: слишком много усилий и энергии глава государства отдал рыночным реформам за 17 лет независимости. Очень много было сделано, чтобы теперь в условиях углубляющегося мирового кризиса не спустить все под откос.

Короче, президент дал поручение выделить средства из Нацфонда, дал конкретные поручения правительству. Теперь все будет зависеть от исполнения.

Любовь — дело наживное

- На днях познакомился с одним интересным исследованием. Называется рейтинг любви к президенту. На первом месте оказался с 28 процентами Тасмагамбетов, а Вы со своими 20 процентами всего лишь на втором. Не обидно?

- На первый взгляд все это несерьезно, но мне кажется, что это объективное исследование. Респонденты из чего исходили? Из того, что Тасмагамбетов работал помощником президента, затем министром, вице-премьером, акимом области, премьер-министром, государственным секретарем, руководителем администрации, акимом Алматы и теперь Астаны. Как можно не оказаться на первом месте по любви к президенту? Любой человек на месте Тасмагамбетова испытывал бы большую благодарность главе государства, который все эти годы доверял ему самые ответственные участки государственной работы и дал возможность проявить себя во всех ипостасях.

- Ну, и в завершение нашей беседы. Вы заметили, что главной «головной болью» «Ак орды» является нынешний финансово-экономический кризис. А тут еще все чаще и чаще стали поступать сообщения о массовых недовольствах. То рынки бастуют, то какие-то пикеты организуются. Не боитесь?

- Пробьемся! Если ныть не будем!

Мечта Ертысбаева

- Я уверен, межэлитные войны моментально прекратятся, когда прекратится вмешательство олигархов в дела государства. И ладно, если они используют свои медиаресурсы раз в неделю, плохо, когда это происходит пять раз в неделю. Это абсолютно ненормально. Наверное, нам надо поступить как в России. После того как там выгнали Березовского и Гусинского, остальные олигархи не только перестали вмешиваться в государственные дела, но и прекратили «информационные войны» между собой. Теперь там все спокойно.

Газета "Республика — деловое обозрение" №02 (137) от 23 января 2009 года


Интересное