Welcome to Forum Politika

«Траст» ищет в США управы на офшор Бориса Минца

Банк «Траст» обратился в суд Нью-Йорка — он требует от Citibank и Deutsche Bank раскрыть транзакции офшора Coniston, связанного с семьей экс-миллиардера Бориса Минца.
Банк опирается на решение Лондонского арбитража, который пришел к выводу, что замена в 2017 году кредитов компании Минца на балансе банка «Открытие» на неликвидные бонды, купленные за 34 млрд рублей, была «мошенничеством», и Coniston в нём участвовал.

Банк непрофильных активов «Траст» 14 февраля обратился в суд Южного округа Нью-Йорка — он добивается от Citibank и Deutsche Bank раскрытия финансовой информации компании Coniston Management Ltd, зарегистрированной на Британских Виргинских островах, следует из базы американских судов. В заявлении «Траст» указывает, что хочет получить всю информацию о любых транзакциях Coniston на суммы от $50 000. Информация, как отмечают заявители, будет использоваться в зарубежных судебных процессах и позволит определить активы Coniston, в том числе те, которые могли быть «незаконно переданы» экс-владельцу ФГ «Будущее» и О1 Properties Борису Минцу и его семье.

Об этом сообщает Слон РУ

В своём заявлении «Траст» опирается на решение Лондонского международного третейского суда (LCIA), «вынесенное в рамках десяти объединенных арбитражных разбирательств, связанных с нечестной мошеннической схемой». Как указывает «Траст» в заявлении, LCIA установил, что Coniston «контролировался Борисом Минцем и его сыновьями».

Обращение в американский суд — новый эпизод почти трёхлетней тяжбы, которую банк непрофильных активов ведёт с Минцем и его семьей. В Высоком суде Лондона «Траст» пытается взыскать с Минца и его сыновей Дмитрия и Александра более $700 млн. Разбирательство связано с событиями августа 2017 года, случившимися незадолго до санации Центробанком банка «Открытие», основным владельцем которого тогда был Вадим Беляев. Банк приобрёл на 34 млрд рублей облигации «О1 груп финанс» (структура О1 Group Минца). Погашение бумаг было назначено на 2032 год, причём выплата купона была запланирована на дату погашения. После этого O1 Group досрочно расплатилась с «Открытием» по кредиту, залогом по которому были акции девелоперской компании O1 Properties, владеющей московской офисной недвижимостью класса A. Покупателем облигаций «О1 груп финанс» был и ещё один банк, вскоре ушедший на санацию — Рост-банк Микаила Шишханова. Банк купил облигации структуры Минца на 22,6 млрд рублей, после чего компании бизнесмена досрочно погасили кредит перед организацией.

Бумагами O1 Properties, которые были под залогом у «Открытия», владели три компании — Nori Holding Ltd, Centimila Services и Coniston. Первые две зарегистрированы на Кипре и входят в O1 Group, Coniston контролировалась владельцем Группы ИСТ Александром Несисом. В 2018 году проблемные активы санированных ЦБ крупных банков, в том числе «Открытия» и «Роста», были переданы на баланс банка непрофильных активов «Траст». В 2019 году «Траст» обратился в Высокий суд Лондона с иском к Минцу более чем на $700 млн, и суд постановил заморозить активы семьи Минц в пределах $572 млн. Спор по сделке с облигациями также рассматривается в Лондонском арбитраже. «Траст» считает сделку о замещении кредитов на бонды мошеннической. В материалах Высокого суда Лондона говорится, что менеджеры «Открытия» на момент покупки бумаг называли их «мусором», а сделку «глупой» и «странной» — в результате неё на балансе банке вместо обеспеченных кредитов появились неликвидные бонды. Единственным, кто поддерживал сделку, был Евгений Данкевич, который на тот момент был председателем правления «Открытия». Сейчас Данкевич, как и Беляев и Шишханов, является соответчиком по иску «Траста» против Минцев в Высоком суде Лондона, в России против него возбуждено уголовное дело.

Связаться с юристами Сoniston не удалось. Адвокат коллегии «Монастырский, Зюба, Степанов и партнёры» Дмитрий Андреев, который представляет интересы Nori и Centimila, отказался комментировать содержание арбитражного решения, сославшись на указания сохранять конфиденциальность разбирательства со стороны суда.

Через нью-йоркский суд «Траст» пытается получить информацию о транзациях Coniston, связанных с её счетами в латвийском Rigensis Bank и армянском Ардшинбанке — Deutsche Bank и Citibank предоставляли этим банкам корреспондентские банковские услуги, сообщила пресс-служба банка «Траст» в ответ на запрос Forbes. Информация, которую получит «Траст», может быть использована им в разбирательствах в Лондонском арбитраже и Высоком суде Лондона.

«Лондонский международный третейский суд в своём 500-страничном решении пришел к выводу, что сделка (с бондами «О1 груп финанс». — Forbes) была мошенничеством, что Coniston участвовал в данной мошеннической сделке по указанию семьи Минц, а также что Борис, Дмитрий и Александр Минцы были сообщниками в этом мошенничестве и каждый из них лгал суду в своих свидетельских показаниях», — уточнили в пресс-службе. Размер убытков суд пока не определил, претензии банка составляют 35 млрд рублей.

Борис Минц ранее входил в список богатейших бизнесменов России по версии Forbes — в 2017 году (дата последнего попадания в рейтинг) его состояние оценивалось в $1,3 млрд. В феврале 2020 года, как следует из документов Высокого суда Лондона, активы семейного траста Минца, MF Trust, составляли $300-400 млн. В 2018 году бизнесмен вместе с сыновьями покинул Россию и теперь живёт в Лондоне. После отъезда он лишился своих основных активов — ФГ «Будущее» (объединяла пенсионные фонды «Будущее», «Социальное развитие» и «Телеком-Союз») и O1 Properties. В России против Минца и его сыновей Дмитрия и Александра возбуждено уголовное дело о растрате (ст. 160 УК), они заочно арестованы. В конце 2019 года Минц выдвинул в Высоком суде Лондона встречные претензии к «Открытию» и «Трасту»: он указал, что из-за действий руководителей банков, Михаила Задорнова и Александра Соколова, а также руководства ЦБ (первого зампреда Дмитрия Тулина и занимавшего тогда пост зампреда Василия Поздышева) он потерял до $1 млрд. Минц считает, что в ЦБ против него были настроены негативно из-за того, что он критиковал действия регулятора, а Михаил Задорнов испытывал к нему личную неприязнь из-за неудачи в попытке слияния пенсионного фонда ВТБ и НПФ «Будущее».

Такие обращения обычно направляются в банки вне зависимости от юрисдикции для получения информации о счетах и активах ответчиков в арбитражных спорах — для поиска активов банкротов или с целью наложения обеспечительных мер, говорит управляющий партнёр юридической компании «Иккерт и партнёры» Павел Иккерт. По его словам, при обращениях непосредственно в банк кредитные организации редко дают положительный ответ и предоставляют данные: запрашиваемая информация в большинстве стран относится к банковской тайне, а её предоставление может повлечь негативные последствия для клиента. Поэтому заявители обращаются в суд для получения санкции. В данном случае велика вероятность, что суд откажет — даже если факт участия Coniston в схеме доказан, разбирательство в отношении Минца ещё не завершено, указывает Иккерт. Кроме того, данные, которые запрашивает «Траст», могут включать в себя и информацию о третьих лицах, и тот факт, что Coniston могла участвовать в сомнительной схеме, не значит, что в этой схеме участвовали её контрагенты, заключает юрист.

Источник: ФИБ



Экспертно

Поиск

Теги