×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 344
Суббота, 23 мая 2020 20:04

Айгуль Садвокасова, социолог: В лице Первого Президента мы видим стратегическое лидерство

19 марта 2019 года Нурсултан Назарбаев объявил о сложении полномочий Президента. "В этом году исполняется 30 лет моего пребывания на посту высшего руководителя нашей страны. Я был удостоен великой чести моим великим народом стать первым президентом независимого Казахстана", – сказал тогда Елбасы.

Об этом сообщает Редакция

Редакция Informburo.kz поговорила с Айгуль Садвокасовой, руководителем центра по изучению межэтнических и межконфессиональных отношений в Центрально-Азиатском регионе, о том, насколько важны лидерские позиции Нурсултана Назарбаева, должен ли он после сложения полномочий нести ответственность за события в стране и удалось ли предотвратить риски, о которых говорил в своё время бывший глава государства.

– Айгуль Какимбековна, исполняется ровно год, как Нурсултан Назабаев подал в отставку…

– Я хотела бы немного по-другому начать этот разговор. Дело в том, что стратегическое лидерство предполагает видение будущего: нацелить общество, нацелить государство на стратегические приоритеты. Две важные стратегии, которые принял Казахстан, – это "Стратегия-2030" и "Стратегия "Казахстан-2050". Эти документы были разработаны и непосредственно приняты Первым Президентом нашей страны. Стратегия "Казахстан-2050" была озвучена в 2012 году, и мы видим, какие десять рисков там были обозначены. Я не буду все их перечислять, но три пункта, которые я хочу озвучить из этого документа – это:

  • восьмой вызов – нарастающая социальная нестабильность,
  • девятый вызов – кризис ценности нашей цивилизации и
  • десятый вызов – угроза новой мировой дестабилизации.

То есть с точки зрения стратегического лидерства, мы видим, что риски были правильно обозначены. И на пути решения этих вызовов были поставлены конкретные задачи перед правительством, вообще в целом перед государством и перед обществом.

Если мы в повседневной жизни предполагали, что эти риски есть где-то далеко, в будущем, и что они могут случиться, а могут и не случиться, то начиная с конца января, начала февраля и буквально в минувший понедельник, 16 марта, когда в стране было принято решение президентом о введении чрезвычайного положения, мы увидели, что эти риски уже наступили. Я думаю, это и есть то самое стратегическое видение и то самое лидерство, которое у нас есть в лице Первого Президента и Лидера нации. Буквально со вчерашнего дня организации стали переходить на онлайн-работу, мы видим, что меняется сама система организации труда. Нурсултан Абишевич Назарбаев в одном из своих выступлений говорил, что 50% профессий поменяется в будущем. Сейчас мы увидели, что стали реальностью удалённый доступ к обучению, получению образования, каких-то дополнительных знаний, навыков. Конечно, жаль, что всё произошло в такой экстренной ситуации, но это показатель того, что общество может очень быстро перестроиться. Для этого нужна была хорошая основа.

И задачи по диверсификации экономики, и задачи по цифровизации, которые ставились, были в своей основе правильными.

Сегодняшняя ситуация обнажает и показывает, насколько государство было готово к этим вызовам, что было неэффективно и, напротив, что же у нас получилось сделать. Пример – те же самые ЭЦП сегодня можно получить онлайн, людям не обязательно идти в ЦОН. Вот, пожалуйста, те конкретные шаги, которые мы сегодня увидели. Понятно, что можно было бы перечислять ряд мер, которые необходимо было бы сделать до сегодняшнего дня, но сегодня мы должны говорить о том, что уже сделано, какие у нас есть возможности. Конечно, это вынужденная мера, угроза безопасности здоровью, но в то же время мы не остались совершенно изолированными, у нас есть цифровой доступ, у нас есть возможность работать удалённо и другое.

– Вы сказали: сейчас видно, что сделано и что не сделано. И подробно остановились на достижениях. А что не сделано?

– Я внимательно ещё раз прочитала Стратегию-2050. Она отражает сегодняшние изменения. В ней конкретно сказано, что экономическая политика нового курса – это всеобъемлющий экономический прагматизм на принципах прибыльности, возврата инвестиций и конкурентоспособности. Я не экономист, не разбираюсь в деталях, но здесь чётко сказано: модернизация макроэкономической, бюджетной, налоговой, денежно-кредитной политики, политики управления государственным внешним долгом. Однако если посмотреть, как изменился курс тенге по отношению ко всем мировым валютам, то понятно, что наша кредитная и финансовая системы не соответствуют тем требованиям, которые предъявляет внешний рынок.

Как специалист больше в социальной части, я могу сделать упор на такие направления, как культура, традиции, равенство прав граждан всех этносов и новый казахстанский патриотизм – это и есть основа успеха нашего многоэтнического и многоконфессионального общества, что сказано в седьмом пункте. К сожалению, мы видим, что после кордайских событий в обществе идёт дискуссия о том, кто виноват, кто должен быть наказан, почему такие события случились. Система правосудия и правоохранительная система должны работать независимо от этнической принадлежности тех или иных граждан.

Принцип социальной справедливости сегодня востребован как никогда.

И в этом документе об этом тоже шла речь. Социальная нестабильность, которая сегодня есть, существует не только в Казахстане. Но поскольку мы тут живём, острее воспринимаем то, что происходит здесь и сейчас. Эти риски чётко показывают, насколько быстро наши современные управленцы умеют принимать решения.

– Раз уж вы затронули события в Кордае, то хотелось бы отметить, что в Казахстане за последний год бытовые разборки и уголовные преступления часто маркируются под межэтнические конфликты. Почему тем, кто нарушает закон, выгоден перевод конфликта в плоскость межэтнического пространства и почему общество реагирует так остро?

– Общество на это будет реагировать всегда, потому что вопрос этнической принадлежности, культурной, религиозной идентичности имеет личностный и эмоциональный характер. Снижение темпов экономического развития в стране сильно отражается на социально-экономическом положении наших граждан. Когда эти негативные явления пытаются перевести в этническое поле, это огромный риск для стабильности и вообще для развития общества.

И, в свою очередь, мы не должны забывать, что сегодня большое значение имеют социальные сети, которые очень быстро разносят информацию. Как правило, в социальных сетях люди пишут о своих личных переживаниях, о своём психоэмоциональном состоянии, которое очень быстро передаётся через соцсети. А когда подключаются эмоции, тут уже и рациональность, и справедливость, и всё остальное воспринимается через другую призму. Поэтому мы и получаем такой общественный резонанс. Здесь вопрос касается и правоохранительных органов, и антикоррупционной политики.

Когда явные преступления против человека, против собственности пытаются объяснить через этнически окрашенные какие-то позиции – это в корне не верно.

Поэтому, когда речь идёт о равенстве прав граждан независимо от их этнического происхождения, закон должен быть для всех един. Это принцип правового государства.

– Казахстану удалось избежать крупных межконфессиональных и межэтнических конфликтов (в отличие от Украины, Таджикистана), но тем не менее АНК сейчас на этапе реформирования. На ваш взгляд, с чем это связано?

– Это связано, опять же, с риском нестабильности и с риском турбулентности. Есть три фактора, которые являются основой стабильности:

  • стабильно развивающаяся экономика,
  • высокий уровень доверия власти и
  • внутренняя культура межэтнического, межконфессионального общения.

Сегодня мы знаем, что все эти элементы у нас есть, но произошёл дисбаланс из-за того, что у нас снизился экономический рост. Что касается культуры межэтнического общения, культуры поведения в обществе, социального поведения, они получились немного искажёнными. Появились новые формы коммуникаций, когда человек сам выступает транслятором, у него нет ограничений для распространения собственной информации, он не предполагает, какой резонанс она может вызвать у другой группы, у другого человека. Но закон информационного общества говорит о том, что это всегда отражается в реальности.

Если раньше мы представляли себе, что мир социальных сетей – это что-то другое, нежели реальный мир, то сейчас мы увидели, что на самом деле это продолжение одного через другое.

То, что происходит в соцсетях, находит продолжение в реальной жизни и, наоборот, то, что в реальной жизни происходит, оно отражается в социальных сетях, но с большим динамизмом и с большей эмоциональной включённостью. Именно культура межэтнического общения переживает трансформацию, когда сливаются эти две формы коммуникации.

– Как вы считаете, несёт ли Нурсултан Назарбаев ответственность за страну, как национальный лидер, после сложения полномочий?

– Я думаю, да. Мы видели, что после событий в Кордае он встретился с руководством Ассамблеи народа Казахстана, перед которой были поставлены задачи и чётко поставлена позиция, что мы не можем рисковать и именно межэтническое согласие является основой нашего развития. В программе нашего действующего президента есть позиция о преемственности. Я думаю, это основополагающие принципы, которые очень важны для казахстанского общества.

– Назовите, на ваш взгляд, главные решения Первого президента как национального лидера. Как они повлияли на развитие страны?

– Я думаю, что это документ о закрытии Семипалатинского ядерного полигона и отказ Казахстана от ядерного оружия. Затем переговоры и решение по закреплению государственных границ и создание Ассамблеи народа Казахстана. Я думаю, что для построения стабильного и успешно развивающегося государства эти вопросы были очень важными.

– Давайте вернёмся всё же к отставке, можно ли сейчас подвести небольшой итог? Насколько было правильным решение и какие в тот момент были политические риски и почему их удалось или не удалось избежать?

– Решение было принято. И рассуждать, правильное оно или нет, я бы не стала. Поскольку время показало, что те риски, о которых говорил Нурсултан Абишевич, реализуются один за другим и очень ускоренными темпами (социальная неопределённость, экономическая нестабильность).

Есть ещё один пункт – уплотнение исторического времени, исторического процесса. Собственно, мы это тоже наблюдаем. За этот год мы смогли избежать негативных сценариев, о которых предупреждали эксперты.

Это очень долго обсуждалось на различных площадках, высказывались мнения, что в период транзита власти в Казахстане могут возникнуть непредвиденные обстоятельства, которые приведут страну к расколу. Но я думаю, что процессы, которые сегодня происходят, позволяют говорить, что действующая власть принимает быстрые решения, очень быстро даёт информацию обществу, мобилизуется государственный аппарат. Те реформы, которые сегодня идут в госаппарате в том числе, они направлены, чтобы эти риски минимизировать, избежать и выстроить управление в стране и в целом общественную жизнь в продолжающемся динамичном развитии. Хотя, конечно, риски большие есть.

– У экспертов есть мнение, что решение уйти далось Елбасы не просто. Как вы считаете, почему он его принял? Таких прецедентов в истории практически нет.

– Я могу опираться только на его личные высказывания. Действительно, это решение далось нелегко, но в то же время это лидер, который смотрит вперёд. Одна из характеристик стратегического лидерства, когда руководитель знает, что сейчас самое время, чтобы страна перешла на другой этап развития. И, наверное, это видение было основой для принятия такого решения.

Две вещи, о которых всегда говорил Нурсултан Абишевич о том, почему мы смогли сделать политику стабильности, общественного согласия приоритетом развития нашей страны. Первое – политическая воля руководителя страны. Второе – это наш национальный характер. Я думаю, эти две вещи позволят нам выйти на новый этап развития. Так произошло в прошлом году, когда случилась смена власти, и общество приняло эти решения, хотя, конечно, были разные мнения. В целом я думаю, что процесс состоялся и вот эти два фактора сыграли свою роль.

***

Айгуль Садвокасова руководит Центром межэтнических и межконфессиональных отношений Академии государственного управления при Президенте Республики Казахстан. Область научных интересов: социология общественного мнения, теория этносов и этнополитика, избирательные технологии, социология управления, языковая политика.

Айгуль Садвокасова принимала участие в разработке государственных программ и концепций в области этнополитики, методологии социологического мониторинга межэтнической ситуации. Является председателем Научно-экспертного совета Ассамблеи народа Казахстана. Имеет опыт работы в сфере государственного управления, исследовательской, общественной работы. Написала свыше 100 статей и публикаций в казахстанских и зарубежных изданиях.



Источник: “https://informburo.kz/interview/aygul-sadvokasova-sociolog-v-lice-pervogo-prezidenta-my-vidim-strategicheskoe-liderstvo.html”

Интересное