×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 344
Пятница, 17 апреля 2020 11:30

Феномен Фариссона - отрицание очевидного

Нечто подобное встречалось и у нас, на территории СССР. Многие историки и публицисты уверенно отрицали существование многомиллионных жертв сталинского тоталитарного режима. Яркий пример 1972 года: следователь КГБ, а затем суд обвинили меня, в числе другой антисоветской клеветы, в том, что я рассказывал свидетелям обвинения о многочисленных жертвах репрессий в Советском Союзе. Встречаются подобные «специалисты» и сегодня, даже среди молодежи. Ни одного возбужденного уголовного дела против них в Украине не открыто.

Об этом сообщает Футляр от виолончели


Действительно, интересный феномен. Требующий психологического анализа в каждом конкретном случае. Что ж, человечество состоит не только из нобелевских лауреатов и правдолюбцев. Среди нас встречаются и маргиналы. И фанатичные последователи диких псевдорелигиозных теорий. И не только на Западе, где общество относится достаточно терпимо к странностям не опасных для окружающих негодяев и дураков. Были подобные персонажи и в нашей истории, некоторые обретали статус великих учёных (Ольга Лепешинская, Трофим Лысенко), другим везло меньше: они изымались из обыденной жизни в суровые условия психиатрических стационаров.


Сегодня мы иногда имеем возможность лицезреть подобных специалистов на наших экранах. Настоящие учёные над ними посмеиваются, но в открытые дискуссии не вступают. Хочу обратить внимание читателя на вовсе не смешные проявления «феномена Фариссона» в украинских масс-медиа. В первую очередь, в наших бесконечных ежедневных телевизионных шоу.


Знаю, что в моей стране живут люди, тоскующие по советскому, тоталитарному прошлому. В первую очередь, старики, неуютно чувствующие себя в условиях нашей вседозволенности и коррупции, почему-то называемой демократией. Именно среди этих моих сограждан легко находил себя Пётр Симоненко, циник и демагог, не исповедовавший никаких идеологических принципов. До сих пор рядом со мною живут поклонники палача народов Иосифа Сталина. Не только старики. Все они и сегодня, в 2020 году верят в фикцию. Как заметила великолепная Ханна Арендт, идеальный подданный тоталитарного режима – это не убежденный нацист или коммунист, а человек, для которого не существует разницы между фактом и фикцией.


Некоторые из этих неожиданных для меня младокоммунистов восхищаются давно дискредитировавшим себя учением Троцкого. Умного, решительного, жестокого человека, изрекшего: «Можно иметь уверенность в чем-либо только вместе с партией».


Молодость, умеющая и желающая мыслить, ищет для себя какие-то идеологические опоры. Многие реалии украинской государственности её отталкивают. А реалии жизни при Троцком и Сталине так далеки по времени, что для молодых украинцев они воспринимаются смягченно.


К сожалению, на этой растерянности паразитируют политики. Так называемые националисты своими радикальными словами и действиями усиливают эту растерянность. С омерзением и печалью я увидел и услышал в одном из телевизионных шоу возбужденного молодого политика, кажется, депутата из Харькова, агрессивно требовавшего вернуть площади имя советского маршала Жукова, циничного и равнодушного к человеческой жизни стяжателя. Ему, молодому депутату, очень хотелось убрать имя достойного воина и человека Петра Григорьевича Григоренко. Это был не его герой.


Григоренко или Жуков, Марченко или Щербаков. Текст Семена Глузмана


До недавнего времени на территории бывшего политического лагеря на Урале работал музей. Посетители там знакомились не только с фотографиями советских политических узников, но и с документами, предметами лагерного быта, воспоминаниями. Сторожем в музее служил постаревший Иван Кукушкин, ранее служивший там же надзирателем. Помню его… Так вот, встречая покидающих музей посетителей, в основном, интересовавшихся историей своей страны молодых россиян, он пытался убеждать их, что всё показанное и сказанное в музее – неправда. «Мы работали по закону!» — говорил он. Так же говорили и подсудимые на Нюрнбергском процессе в поверженной нацистской Германии. Иван Кукушкин искренне не понимал, что у Сталина и Гитлера также были законы.


Он, бывший надзиратель, искренне утверждал свою правду. Он мог позволить себе это, оставаясь безнаказанным в тогда ещё демократической России. Потом этот музей жертв тоталитаризма закрыли. По просьбе трудящихся, разумеется. Сегодня там музей службы, которой Иван Кукушкин отдал свои молодые годы. Такая вот горькая ирония… В России победила его, Кукушкина правда.


Здесь, в Украине всё несколько иначе. Правда Сталина и Жукова, несмотря на все старания политиков, не смогла окончательно победить правду Петра Григорьевича Григоренко.


Интересно, в том новом уральском музее Иван Кукушкин все ещё работает сторожем? Или уже экскурсоводом? Если так, советую молодому поклоннику Жукова посетить этот музей.


Источник: “https://lb.ua/society/2020/04/13/455157_fenomen_farissona_otritsanie.html”

Интересное